HAYWEB.RU
» » Нагорный Карабах: легенды и мифы вокруг конфликта
» » Нагорный Карабах: легенды и мифы вокруг конфликта

    Нагорный Карабах: легенды и мифы вокруг конфликта


     

     

    Странное дело, но после переговоров президента России Владимира Путина в Баку в формате трехстороннего саммита Азербайджан-Россия-Иран, в Санкт-Петербурге с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и в Москве с президентом Армении Сержем Саргсяном проблема урегулирования нагорно-карабахского конфликта стала обрастать легендами и фактами, происхождение которых носит сомнительный характер. Это при том, что президент Путин четко обозначил позицию России в этом вопросе: Москва не навязывает конфликтующим сторонам своего сценария действий, призывает Баку и Ереван действовать так, чтобы «не было ни победителей, ни побежденных», следовать духу и букве достигнутых венских и санкт-петербургских соглашений.

    Напомним, что они предусматривают введение системы мониторинга на линии соприкосновения конфликтующих сторон и появление там международных наблюдателей. Только снятие угрозы военной эскалации позволит перейти к широким переговорам по урегулированию конфликта. Москва не занимает оппортунистическую позицию в Минской группе ОБСЕ (МГ ОБСЕ) и, как пишет американское издание National Interest, «не выступает на этом направлении в качестве единоличного актора, согласовывая свои действия с другими, в том числе и глобальными игроками». Под глобальными игроками имеются в виду страны-сопредседательницы МГ ОБСЕ. Более того, Москва вывела нагорно-карабахскую проблему из контекста своих отношений с Арменией и Азербайджаном, что позволяет ей небезуспешно выполнять посредническую миссию.

    Однако почему-то многие турецкие, азербайджанские, да и некоторые армянские СМИ заявляют, что после примирения с Турцией у Москвы якобы появились «альтернативные варианты действий в регионе — в целом, и в отношении урегулирования нагорно-карабахского конфликта — в частности». При этом такой информационной комбинации активно подыгрывают турецкие и азербайджанские официальные лица. Так, президент Турции Эрдоган после завершения визита в Санкт-Петербург заявил в своем самолете журналистам, что «в урегулировании нагорно-карабахского конфликта есть подвижки», и что «эта проблема может рассматриваться в трехстороннем формате сотрудничества Турция-Азербайджан-Россия».

    «Как Азербайджан, так и Россия положительно отнеслись к данному вопросу, — говорил Эрдоган. — Существует формат трехстороннего сотрудничества Россия-Азербайджан-Иран. Глава МИД Турции обсудил с азербайджанским коллегой вопрос, связанный с созданием формата сотрудничества Турция-Россия-Азербайджан. Мы также обсудили данный вопрос с президентом России Владимиром Путиным. Наша цель заключается в прослеживании на местах происходящих в регионе политических процессов. На данный момент в регионе существует карабахская проблема. Минская группа ОБСЕ, в членство которой входит Турция, могла бы достичь иных результатов в урегулировании данного вопроса. На данный момент в процессе урегулирования конфликта прослеживаются некоторые продвижения. Владимир Путин говорит об этом вопросе. Президент Азербайджана Ильхам Алиев также сказал мне об этом. Думаю, что в случае освобождения 5-ти районов, проблема, в прямом смысле этого слова, спокойно решится». Дело дошло до того, что этот вопрос был задан армянским журналистом президенту России В. Путину, который рекомендовал ему обратиться за справкой не к нему, а к автору упомянутого сообщения.

    Сенсация не состоялась, но «игра» получила продолжение. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что «Россия хочет обсудить карабахский конфликт с Турцией», а турецкий политолог Хасан Октай, комментируя переговоры Путина с Саргсяном, «уточнил»: «Конфликт будет решен и в пользу Азербайджана, и в пользу Армении. Если это не будет достигнуто, Россия сосредоточит свои миротворческие силы в Карабахе».

    Затем интригу стал раскручивать турецкий посол в России Умит Ярдым, который заявил, что «Турция контактирует с обеими сторонами нагорно-карабахского конфликта, чтобы внести свой вклад в решение этой проблемы». То, что Турция ведет активный диалог с Азербайджаном, хорошо известно. Но если Турция вступила в закрытые переговоры с Арменией, то ли по нормализации отношений, то ли по урегулированию нагорно-карабахской проблемы — это уже настоящая сенсация. Но это не все. «Турция является членом Минской группы ОБСЕ и выступает за урегулирование нагорно-карабахского конфликта. Урегулирование конфликта пойдет на пользу не только Азербайджану, но и России, и Армении, — так цитирует Ярдыма азербайджанское агентство Trend. — Урегулирование нагорно-карабахского конфликта будет способствовать установлению стабильности в регионе. Нормализуя отношения с Россией, Анкара может начать диалог с Москвой по урегулированию нагорно-карабахского конфликта».

    Турция начала переговоры с Москвой по урегулированию конфликта или только собирается вступить в этот процесс — вопрос, на который нет ответа. Тогда кому адресовано заявление вице-спикера Национального собрания РА, пресс-секретаря правящей Республиканской партии Эдуарда Шармазанова о том, что «Армения считает неприемлемым участие Турции и ее посредническую миссию в переговорном процессе по урегулированию конфликта», и на чем основаны суждения некоторых оппозиционных армянских политиков, которых широко цитируют азербайджанские СМИ о том, что якобы «в Москве Саргсян открыто заявил, что готов передать земли Азербайджану», а «Путин положил Армению в свой карман, и диктует ей свои действия»?

    Не без «греха» тут и некоторые российские политологи, заявляющие, что в переговорном процессе по нагорно-карабахскому урегулированию существует «второе дно», на котором происходит «согласование принципов, предусматривающих возврат Азербайджану каких-то территорий» или то, что «Россия на предстоящем в середине сентября саммите стран СНГ может поднять вопрос размещения миротворцев в зоне карабахского конфликта», и даже то, что «этот вопрос обсуждался с президентом Ирана Хасаном Рухани в Баку», который якобы «согласился с предложением России». Одним словом, определенные силы в Турции, Азербайджане, Армении и в России пытаются квалифицировать действия Москвы в регионе как «политику двойных стандартов», а заодно и дискредитировать работу МГ ОБСЕ, предлагая иные «более эффективные форматы», в которых могла бы получить «прописку» Турция.

    «Эти переговоры интенсивно ведутся Россией, прежде всего как сопредседателем Минской группы ОБСЕ. Два других сопредседателя — Франция и США — занимают скорее пассивную позицию, связанную с их внутренними проблемами: им сейчас просто не до этого, — считает, к примеру, российский политолог Сергей Марков. — Турция не включена в этот активный переговорный процесс, однако в случае достижения такой договоренности ее участие потребуется, поскольку речь идет о деблокаде Армении не только со стороны Азербайджана, но и со стороны Турции, именно в связи с этим турецкие интересы в какой-то мере тоже должны быть учтены в рамках достижения этого договора».

    Нам же остается только еще раз напомнить о том, что в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта все выглядит предельно ясно. Первое: никакие геополитические треугольники в регионе — Россия-Азербайджан-Иран или предполагаемый Россия-Азербайджан-Турция — не имеют прямого отношения к нагорно-карабахской проблеме. Косвенно она может быть затронута только в случае открытия турецко-армянской границы и нормализации отношений между Анкарой и Ереваном.

    Второе: Армения и Азербайджан могут только сами решить карабахский конфликт, а Россия, как и другие сопредседатели МГ ОБСЕ, будет продолжать содействие в поиске развязок и достижении компромисса. Третье: с переговорного процесса по урегулированию конфликта необходимо снимать секретность, чтобы не допускать политических спекуляций вокруг «встреч за закрытыми дверьми», как это произошло после переговоров Путина и Эрдогана в Санкт-Петербурге. Наконец, необходимо добиваться практической реализации венских и санкт-петербургских «технических договоренностей», стабилизировать ситуацию на фронте, остающуюся неспокойной после столкновений в начале апреля, чтобы заработали механизмы мониторинга — как один из элементов мирного урегулирования, и начать переход к широкому переговорному процессу. Иного сегодня просто не дано.

     

    Станислав Тарасов, ИА REGNUM


    Похожие новости
  • Встреча Саргсян-Путин стартовала в Санкт-Петербурге
  • Лавров: Россия рассчитывает на прогресс в урегулировании конфликта в Карабахе
  • Президент РФ: Отношения с Арменией носят исключительно дружеский, стратегический характер
  • Президенты Армении и России обсудили пути урегулирования карабахского конфликта
  • Президент РФ встретился с коллегами из Армении, Беларуси и Казахстана

  • Комментарии
    comments powered by HyperComments
Фото Армения
Событие дня
Новые статьи
28 май Армянская государственность: от Армении до Арцаха

03 январь Закавказье в 2017-ом году: основные итоги и уроки

31 декабрь Традиции армян на Новый год: забытые обряды и сохранившиеся обычаи

22 октябрь Левон Айрапетян. Запомним его любящим жизнь и свободу

Интервью
Теги
100-летие Геноцида армян Kessab SaveKessab Армения Армения фото армянская музыка армянские mp3 армянские песни Арцах Бако Саакян Боруссия Владимир Путин геноцид Геноцид армян Генрих Мхитарян ЕАЭС Евровидение Ереван Западная Армения Карабах Москва Нагорный Карабах НКР новости Армении Президент Армении Россия сборная Армении Серж Саргсян Сирия скачать армянскую музыку скачать бесплатно армянскую музыку Спартак Степанакерт Таможенный союз фото Армения фото Арцах фотографии Армении Франция Шарль Азнавур Юра Мовсисян

Нагорный Карабах: легенды и мифы вокруг конфликта


 

 

Странное дело, но после переговоров президента России Владимира Путина в Баку в формате трехстороннего саммита Азербайджан-Россия-Иран, в Санкт-Петербурге с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и в Москве с президентом Армении Сержем Саргсяном проблема урегулирования нагорно-карабахского конфликта стала обрастать легендами и фактами, происхождение которых носит сомнительный характер. Это при том, что президент Путин четко обозначил позицию России в этом вопросе: Москва не навязывает конфликтующим сторонам своего сценария действий, призывает Баку и Ереван действовать так, чтобы «не было ни победителей, ни побежденных», следовать духу и букве достигнутых венских и санкт-петербургских соглашений.

Напомним, что они предусматривают введение системы мониторинга на линии соприкосновения конфликтующих сторон и появление там международных наблюдателей. Только снятие угрозы военной эскалации позволит перейти к широким переговорам по урегулированию конфликта. Москва не занимает оппортунистическую позицию в Минской группе ОБСЕ (МГ ОБСЕ) и, как пишет американское издание National Interest, «не выступает на этом направлении в качестве единоличного актора, согласовывая свои действия с другими, в том числе и глобальными игроками». Под глобальными игроками имеются в виду страны-сопредседательницы МГ ОБСЕ. Более того, Москва вывела нагорно-карабахскую проблему из контекста своих отношений с Арменией и Азербайджаном, что позволяет ей небезуспешно выполнять посредническую миссию.

Однако почему-то многие турецкие, азербайджанские, да и некоторые армянские СМИ заявляют, что после примирения с Турцией у Москвы якобы появились «альтернативные варианты действий в регионе — в целом, и в отношении урегулирования нагорно-карабахского конфликта — в частности». При этом такой информационной комбинации активно подыгрывают турецкие и азербайджанские официальные лица. Так, президент Турции Эрдоган после завершения визита в Санкт-Петербург заявил в своем самолете журналистам, что «в урегулировании нагорно-карабахского конфликта есть подвижки», и что «эта проблема может рассматриваться в трехстороннем формате сотрудничества Турция-Азербайджан-Россия».

«Как Азербайджан, так и Россия положительно отнеслись к данному вопросу, — говорил Эрдоган. — Существует формат трехстороннего сотрудничества Россия-Азербайджан-Иран. Глава МИД Турции обсудил с азербайджанским коллегой вопрос, связанный с созданием формата сотрудничества Турция-Россия-Азербайджан. Мы также обсудили данный вопрос с президентом России Владимиром Путиным. Наша цель заключается в прослеживании на местах происходящих в регионе политических процессов. На данный момент в регионе существует карабахская проблема. Минская группа ОБСЕ, в членство которой входит Турция, могла бы достичь иных результатов в урегулировании данного вопроса. На данный момент в процессе урегулирования конфликта прослеживаются некоторые продвижения. Владимир Путин говорит об этом вопросе. Президент Азербайджана Ильхам Алиев также сказал мне об этом. Думаю, что в случае освобождения 5-ти районов, проблема, в прямом смысле этого слова, спокойно решится». Дело дошло до того, что этот вопрос был задан армянским журналистом президенту России В. Путину, который рекомендовал ему обратиться за справкой не к нему, а к автору упомянутого сообщения.

Сенсация не состоялась, но «игра» получила продолжение. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что «Россия хочет обсудить карабахский конфликт с Турцией», а турецкий политолог Хасан Октай, комментируя переговоры Путина с Саргсяном, «уточнил»: «Конфликт будет решен и в пользу Азербайджана, и в пользу Армении. Если это не будет достигнуто, Россия сосредоточит свои миротворческие силы в Карабахе».

Затем интригу стал раскручивать турецкий посол в России Умит Ярдым, который заявил, что «Турция контактирует с обеими сторонами нагорно-карабахского конфликта, чтобы внести свой вклад в решение этой проблемы». То, что Турция ведет активный диалог с Азербайджаном, хорошо известно. Но если Турция вступила в закрытые переговоры с Арменией, то ли по нормализации отношений, то ли по урегулированию нагорно-карабахской проблемы — это уже настоящая сенсация. Но это не все. «Турция является членом Минской группы ОБСЕ и выступает за урегулирование нагорно-карабахского конфликта. Урегулирование конфликта пойдет на пользу не только Азербайджану, но и России, и Армении, — так цитирует Ярдыма азербайджанское агентство Trend. — Урегулирование нагорно-карабахского конфликта будет способствовать установлению стабильности в регионе. Нормализуя отношения с Россией, Анкара может начать диалог с Москвой по урегулированию нагорно-карабахского конфликта».

Турция начала переговоры с Москвой по урегулированию конфликта или только собирается вступить в этот процесс — вопрос, на который нет ответа. Тогда кому адресовано заявление вице-спикера Национального собрания РА, пресс-секретаря правящей Республиканской партии Эдуарда Шармазанова о том, что «Армения считает неприемлемым участие Турции и ее посредническую миссию в переговорном процессе по урегулированию конфликта», и на чем основаны суждения некоторых оппозиционных армянских политиков, которых широко цитируют азербайджанские СМИ о том, что якобы «в Москве Саргсян открыто заявил, что готов передать земли Азербайджану», а «Путин положил Армению в свой карман, и диктует ей свои действия»?

Не без «греха» тут и некоторые российские политологи, заявляющие, что в переговорном процессе по нагорно-карабахскому урегулированию существует «второе дно», на котором происходит «согласование принципов, предусматривающих возврат Азербайджану каких-то территорий» или то, что «Россия на предстоящем в середине сентября саммите стран СНГ может поднять вопрос размещения миротворцев в зоне карабахского конфликта», и даже то, что «этот вопрос обсуждался с президентом Ирана Хасаном Рухани в Баку», который якобы «согласился с предложением России». Одним словом, определенные силы в Турции, Азербайджане, Армении и в России пытаются квалифицировать действия Москвы в регионе как «политику двойных стандартов», а заодно и дискредитировать работу МГ ОБСЕ, предлагая иные «более эффективные форматы», в которых могла бы получить «прописку» Турция.

«Эти переговоры интенсивно ведутся Россией, прежде всего как сопредседателем Минской группы ОБСЕ. Два других сопредседателя — Франция и США — занимают скорее пассивную позицию, связанную с их внутренними проблемами: им сейчас просто не до этого, — считает, к примеру, российский политолог Сергей Марков. — Турция не включена в этот активный переговорный процесс, однако в случае достижения такой договоренности ее участие потребуется, поскольку речь идет о деблокаде Армении не только со стороны Азербайджана, но и со стороны Турции, именно в связи с этим турецкие интересы в какой-то мере тоже должны быть учтены в рамках достижения этого договора».

Нам же остается только еще раз напомнить о том, что в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта все выглядит предельно ясно. Первое: никакие геополитические треугольники в регионе — Россия-Азербайджан-Иран или предполагаемый Россия-Азербайджан-Турция — не имеют прямого отношения к нагорно-карабахской проблеме. Косвенно она может быть затронута только в случае открытия турецко-армянской границы и нормализации отношений между Анкарой и Ереваном.

Второе: Армения и Азербайджан могут только сами решить карабахский конфликт, а Россия, как и другие сопредседатели МГ ОБСЕ, будет продолжать содействие в поиске развязок и достижении компромисса. Третье: с переговорного процесса по урегулированию конфликта необходимо снимать секретность, чтобы не допускать политических спекуляций вокруг «встреч за закрытыми дверьми», как это произошло после переговоров Путина и Эрдогана в Санкт-Петербурге. Наконец, необходимо добиваться практической реализации венских и санкт-петербургских «технических договоренностей», стабилизировать ситуацию на фронте, остающуюся неспокойной после столкновений в начале апреля, чтобы заработали механизмы мониторинга — как один из элементов мирного урегулирования, и начать переход к широкому переговорному процессу. Иного сегодня просто не дано.

 

Станислав Тарасов, ИА REGNUM


Похожие новости
  • Встреча Саргсян-Путин стартовала в Санкт-Петербурге
  • Лавров: Россия рассчитывает на прогресс в урегулировании конфликта в Карабахе
  • Президент РФ: Отношения с Арменией носят исключительно дружеский, стратегический характер
  • Президенты Армении и России обсудили пути урегулирования карабахского конфликта
  • Президент РФ встретился с коллегами из Армении, Беларуси и Казахстана

  • Комментарии
    comments powered by HyperComments